A. Weizenbergi 39, 15050 Tallinn
info[at]kogu.ee
+372 640 8717

Статья была опубликована 27. 09.2016 в Постимеес

Для того чтобы жить на пенсии так же хорошо, как и до нее, мы и сами тоже должны брать ответственность за свою старость, пишет руководитель программы Ассамблеи Cотрудничества Эстонии Лийзи Удер.

Пенсионная система в нынешнем виде не сможет просуществовать долго. Она нежизнеспособна в финансовом плане и не сможет поддерживать размер пенсии на достаточном уровне. Это факт. Следовательно, необходимо что-то предпринять. Это обязанность государства, но такая же обязанность должна быть и у каждого отдельно взятого человека.

Повышение к 2040 году пенсионного возраста именно до 70 лет является всего лишь одной из альтернатив. Пока еще ничего не решено. Министерство социальных дел пока что только представило анализ на обсуждение и предложило альтернативные решения для узких мест системы. Настало время для общественной дискуссии.

В связи с внедрением второй ступени пенсионной системы, выросла зависимость государственной пенсии от дохода человека. Поскольку и первая ступень с 1999 года частично зависит от доходов людей, различия в размерах пенсий вырастут до четырехкратных. Наши нынешние большие различия в размерах зарплат позже перенесутся и на пенсии.

Частично это, конечно, вопрос мировоззрения: нужна ли пенсия в первую очередь для того, чтобы снизить риск бедности, или она должна обеспечивать уходящему с рынка труда человеку как можно меньшую потерю в доходах, хоть в Конституции и написано, что у гражданина Эстонии есть право на государственную помощь, в том числе в случае старости или увечья. Это положение Конституции должно дать ключ для осмысления института пенсии.

В соответствии с идеей Конституции, пенсия – это не отпуск, который должно оплачивать государство, а все-таки государственная помощь. Таким образом, каждый из нас, скорее, сам должен заниматься тем, чтобы в пожилом возрасте уровень жизни значительно не упал.

Мечта о пенсии как об отпуске крепко устоялась в нашем обществе. Будь тому причиной проигрываемые в эфире в период внедрения системы второй ступени рекламные ролики с известными людьми, отдыхающими в теплых странах, или высокие пенсии времен Советского Союза, которые из-за более раннего выхода на пенсию позволяли отдыхать десятилетиями. В действительности всегда было известно (но осознавалось ли это?), что внедрение системы второй ступени пенсионного страхования сможет уберечь кассу пенсионного страхования от еще большего минуса и обеспечить для большой части людей примерно такую же пенсию по отношению к размеру зарплаты, которая есть сейчас.

Вторая ступень пенсионного страхования связана с нашими доходами, то есть, чем скромнее доход, тем скромнее и пенсия. Те, кто на пенсии нежатся на пляже, делали бы это и без второй ступени, а те, кто не нежатся – не попадут на пляж и при помощи второй ступени.

Каждый из нас может сказать, когда человек становится старым. Обычно мы выражаем это хронологическим числом возраста: 40, 60 или 100. В соответствии с новым подходом, хронологический возраст в контексте пенсии абсолютно неважен.

В целом принято считать, что человек мог бы получать пенсию в течение последних 15 лет своей жизни. Согласно данным Департамента статистики, ожидаемая продолжительность жизни у 70-летних уже в 2015 году составляла 14,79 лет (у женщин 16,25 лет и у мужчин 12,33 года), что значительно выше, чем в 1990 году, когда она составляла 11,2 года (12,11 года и 9,45 года).

Частично в своей критике правы и те, кто говорят, что по части прожитых лет здоровым значительных изменений не произошло, и они спрашивают, должны ли мы в дальнейшем работать, становясь все более больными. И все-таки, оглядываясь на последние 12 лет (более ранних данных просто не существует), количество лет, которые люди в возрасте 60-64-х проживают здоровыми, в период с 2004 года по 2015 год выросло с 6,4 года до 7,2 года. К сожалению, методика подсчета количества лет, которые человеку осталось прожить здоровым, основывается на ответах респондентов, из-за чего связь с действительной трудоспособностью здесь слабая. Также не следует забывать, что у государства есть целый ряд мер, связанных с рынком труда, и пособий, которые помогают людям, утратившим трудоспособность для работы по своей специальности, вернуться к труду и справляться самостоятельно.

В результате анализа Министерства социальных дел, для первой ступени пенсионного страхования будет сделано предложение либо отказаться от страховой части в пользу стажевой части, либо изменить соотношение коэффициентов базовой части к годовой ценности. За этими сложными словами кроется одно существенное изменение, в результате которого размер пенсии первой ступени будет зависеть в случае первого варианта, конечно, от того, как долго мы проработали, но уже не от того, сколько мы зарабатывали.

В случае второго варианта, связь пенсии с работой по большей части полностью исчезнет. Если многие протестовали и поражались тому, что, проработав целый год, паев они получали меньше, чем за год, то в случае реализации этого предложения для 2/3 работников эта казавшаяся несправедливой система исчезнет. Все будут получать за один трудовой год одинаковое число паев, а число паев впредь будет прежде всего зависеть от продолжительности пребывания на рынке труда.

В случае реализации второго варианта, коэффициент годовой ценности стал бы настолько низким, что его влияние на пенсию первой ступени было бы довольно слабым, а доля равной для всех базовой части была бы больше размера пенсии первой ступени. Эти изменения сделали бы нынешнюю систему значительно более солидарной. При этом нужно выразить признательность чиновникам Министерства социальных дел и Министерства финансов, которые смело пытаются изменить систему, переставшую отвечать ожиданиям и кажущуюся для большой части трудоспособного населения несправедливой.

Если при публикации анализа прозвучала идея о повышении пенсионного возраста до 70 лет, то многие (например, Эрки Нестор и другие в передаче «Граждане республики») особенно подчеркнули необходимость гибкости системы. Действительно, во многих странах выход на пенсию сделан более гибким, и зачастую он больше не зависит от конкретного возраста. При этом не следует забывать, что и сейчас в Эстонии можно выйти на пенсию на три года раньше наступления пенсионного возраста, либо отложить выход на пенсию, что в довольно значительной мере влияет и на размер пенсии. Таким образом, нельзя сказать, что наша система полностью негибкая, при этом анализ жизнеспособности государственной пенсии по старости рассматривает возможности повышения гибкости пенсионной системы.

В качестве одного из решений предлагается рассмотреть возможность создания системы, при которой у человека появилось бы право на получение пенсии первой ступени в 70 лет, но выплаты по второй ступени (естественно, и по третьей тоже) можно было бы начать получать раньше. Эта идея хорошо сочетается с распространенным международным принципом, в соответствии с которым государственную пенсию можно было бы получать в течение последних пятнадцати лет жизни.

В то же время, если у человека имеется желание работать до этого времени с частичной нагрузкой, использование пенсии второй ступени дало бы ему на этот период дополнительный доход. Кто же доработает до 70 лет с полной нагрузкой, просто будет получать значительно более высокую пенсию. Гибкость и увеличение возможностей выбора совершенно точно являются трендом будущего как при планировании собственной жизни, так и при планировании своей старости. Может быть, с позиции индивидуальной пенсии еще слишком рано думать о том, что мы могли бы выходить на пенсию тогда, когда для нас наступит правильный момент, но изменения, планируемые сегодня, в любом случае добавят системе гибкости. Как сказал в упомянутой выше передаче «Граждане республики» вице-канцлер Министерства социальных дел в социальной сфере Райт Куусе, Эстония из-за своего маленького размера является государством, имеющим больше возможностей для индивидуальных решений.

Государство должно способствовать тому, чтобы люди как можно дольше оставались активными. Предпосылками для этого являются хорошее здоровье, хорошие условия труда и соответствующее современным требованиям образование. Государство может сделать многое, но давайте будем честными сами с собой: каждый человек должен и сам тоже заботиться о своем здоровье, быть требовательным к своим условиям труда и постоянно освежать свои знания и умения.

Роль государства состоит в том, чтобы сделать для нас это как можно более простым. Я считаю полностью обоснованным заявление Центрального союза профсоюзов, в котором они призывают начать трехсторонние переговоры по вопросам реформы пенсионной системы, а также находят, что пенсионную реформу, реформу системы обучения длиною в жизнь и реформу системы гигиены и безопасности труда нужно рассматривать в совокупности.

По моим расчетам, если 30-летний человек, получающий сейчас среднюю зарплату, хочет, чтобы уровень его жизни при выходе на пенсию не упал, то на свою пенсию он каждый месяц должен откладывать (вдобавок к первой и второй ступени) 144 евро, если это мужчина, и 171 евро, если это женщина. Если откладывать начинать в 40-летнем возрасте, то эта сумма будет значительно больше.

Мнения о том, что откладывать на свою старость не нужно, потому что «я все равно не буду так долго жить!», «мы что, будем работать до самой смерти?», «кому нужны эти старые работники?» показывают, что по части изменения общественного сознания нам предстоит сделать очень многое. Оправдать то, почему мы ничего не делаем, проще всего.

Хотя поднятие пенсионного возраста неизбежно, государству и нам необходимо заниматься тем, чтобы мы были более активными в пожилом возрасте, смогли бы лучше справляться самостоятельно, а также вносили свой вклад в общество. И сегодня многие работают до самой смерти, потому что умирают раньше наступления пенсионного возраста. Пожилые работники будут скоро высоко цениться, потому что молодых больше просто не будет.

И, как говорилось выше, ожидаемая продолжительность жизни ощутимо выросла. Вместо того, чтобы сеять панику, необходимо воспринять поднятие пенсионного возраста как неизбежность и начать общественное обсуждение того, что мы можем сделать по-другому, чтобы работа до этого возраста была естественной, здоровой и приносила пользу.

Veeb: MKoort