A.Weizenbergi 30, 15050 Tallinn
info[at]kogu.ee

Северное побережье
Сирле Соммер-Калда

На прошедшей в понедельник в Нарвском колледже ТУ образовательной конференции директор колледжа Кристина Калласподняла вопрос, могли бы дети с эстонским и русским родным языком в будущем учиться под одной крышей, что помогло бы сбросить путы неравенства.

— В Нарвском колледже мы верим в многоязычие. В то, что человек 21-го века читает Пушкина на русском языке, Таммсааре — на эстонском языке, а Шекспира — на английском. Это навыки, которые молодежь 21 -го века должна осваивать в эстонской образовательной системе, — обратилась Кристина Каллас к аудитории более чем из 300 учителей.

Образование разделяет

— Сегодня эстонская школа, к сожалению, остается моноязычной, то есть наша образовательная система разделяет детей в достаточно раннем возрасте по разным школам на основании домашнего языка, — добавила она.

Последний доклад о развитии человеческого потенциала, одним из соавторов которого была Каллас, обратил внимание на создаваемый подобным разделением замкнутый круг: сегрегация по языковому признаку в школах распространяется на рынок труда, где формируются разделенные по языковому признаку трудовые коллективы и отрасли труда — в маленькой Эстонии на позицию на рынке труда очень сильно влияет то, где человек ходил в школу и какая у него сеть социальных контактов.

Это, в свою очередь, создает жилищную сегрегацию, ведь зарплата определяет то, где человек может купить себе жилье.

— Статистика показывает, что в Таллинне, где эстоноязычная и русскоязычная общины более-менее равны, за последние 20 лет географическая сегрегация увеличилась: русские собираются в одних районах, эстонцы в других. Поскольку выбор школы тоже зависит от места жительства, то живущие в одном регионе дети оказываются в одной школе, — отметила Каллас.

Как вырваться из этого заколдованного круга? Регулировать рынок труда и жилья государство особо не может, зато в образовательной системе такая возможность есть, отметила Каллас.

— Мы видим будущее так: есть эстоноязычная и русскоязычная школы, на базе которых создадут единую эстонскую школу. Закрывать русские школы и интегрировать их учеников в эстоноязычную школу — это не решение. Решение — совершенно новая школа, где обучение идет на нескольких языках с учетом родного языка ребенка.

Каллас считает, что если дети разных национальностей и из разных регионов будут учиться физически в одной школе, то они будут социализироваться в этой среде, возникнет одна организационная культура и будут передаваться одни и те же ценности.

— Тогда сформируются те равные и единообразные навыки и социальные контакты, с которыми учащиеся выйдут на рынок труда. Исчезнет сегрегация на рынке труда, а в дальнейшем и другие формы существования в параллельных обществах, — пояснила она.

Исследование показывает готовность

Чтобы вступить в диалог с учителями, директорами школ и руководителями сферы образования на тему школы будущего, Нарвский колледж приурочил к конференции выпуск первого номера журнала «Mitmekeelne Kool» («Многоязычная школа»).

Каллас, участвовавшая в проведении последнего мониторинга интеграции, подтвердила, что общество готово к многоязычным детсадам и школам.

Действительно, в главе «Образование» мониторинга интеграции за 2017 год упомянуто, что по мнению более половины опрошенных, обучение в смешанной группе помогает достичь хороших результатов в учебе.

Эстонцы в основном поддерживают смешанные группы, в которых учатся дети разных национальностей и с разным родным языком (81%), но в то же время считают важным, чтобы ученики с неродным эстонским языком в группе не преобладали. Процент тех эстонцев, кто вообще не поддерживает смешанные группы, уменьшился в два раза по сравнению с проведенным ранее опросом. Эстонцы отдают наибольшее предпочтение такому варианту учреждения образования, где ученики с иным родным языком составляют примерно четвертую часть.

Более открытыми идее мультикультурных детсадов и школ стали и представители других национальностей: по сравнению с 2011 годом стало гораздо меньше тех, кто отдает предпочтение школам или детсадам, где преобладают дети других национальностей. В три раза сократилось число тех представителей других национальностей, которые совсем не поддерживают смешанные детские сады и школы.

В 2017 году представители других национальностей отдают предпочтение общим эстоноязычным детсадам, где детям других национальностей оказывают поддержку помощники воспитателей, владеющие родным для них языком (29%), и детским садам, работающим по программе языкового погружения (26%).

Обсудим после выборов

— Это показывает, что эстонцы меньше беспокоятся из-за сохранения своего языка и культуры. Также уменьшилось беспокойство неэстонцев о сохранении своего идентитета.

Таким образом, родители готовы двигаться в направлении единой многоязычной школы. Теперь мы ждем дальнейших шагов политиков, чтобы вместе идти в этом направлении, — бросила Каллас вызов политикам.

Министр образования и науки Майлис Репс вызов не приняла, сказав, что эти дебаты она бы отложила на потом. Как и обсуждения того, как улучшить владение эстонским языком среди выпускников школ с русским языком обучения.

— Знание языка у наших выпускников стало лучше, но изменения недостаточны. Все обсуждения, как мы могли бы улучшить владение эстонским языком, приветствуются.

— Поскольку вскоре пройдут местные выборы, — продолжила Репс, — то я как политик в сфере образования вернулась бы к теме поддержки языкового обучения в конце октября. Как правило, говорить об образовании удается в период между выборами.

Репс добавила, что она не разделяет оптимизма, будто родители русскоязычных детей готовы принять решение в пользу эстоноязычного детсада.

— Восприимчивости родителей к разным инициативам не пошли на пользу политические дебаты на тему закрытия русских детсадов. Однако я от всего сердца поддерживаю то, чтобы в группе было два учителя, а у яблока — несколько названий, — упомянула министр программу двустороннего языкового погружения.

В некоторых эстонских детсадах эта модель уже используется, а 1 сентября распахнет двери первая в Эстонии двусторонняя школа языкового погружения — школа Каламая, где дети с эстонским и русским родным языком будут учиться не просто под одной крышей, а в одном классном помещении и на двух языках.

Интерес был велик

Один из учредителей школы Каламая, предприниматель Расмус Раск представил на проходившей в Нарвском колледже образовательной конференции известный в остальном мире, но новый для Эстонии тип школы.

С этой осени откроют только первый и второй классы, в которых приступят к учебе 90 детей. В одном классе будет равное количество детей с эстонским и русским родным языком. В первые годы учебная работа будет вестись полдня на эстонском, полдня на русском языке. Учителя на другой язык не переходят: русскоязычный педагог будет говорить с детьми все время на русском языке, а эстоноязычный — на эстонском. Переводить сказанное не будут: дети усваивают язык в контексте и в ходе функционального использования.

Например, на уроке математики на русском языке будут учиться сравнивать длины сторон треугольника и выполнять практические задания. На следующем уроке математики тему продолжат с того же места, только на другом языке. Таким образом, дети будут пополнять словарный запас и усваивать предмет на обоих языках.

Школа Каламая — частная школа. Если она себя проявит, то сможет ли подобная школа в будущем стать бесплатной альтернативой для всех желающих?

— Разумеется, — ответила Репс на вопрос «СП». — Что может быть лучше, чем когда ребенок сразу идеально усваивает иностранный язык? Вопрос в том, насколько много столь открытых родителей — именно среди эстонцев, — которые готовы отдать своего ребенка в школу, где половина учебной работы ведется на русском языке.

Желающих учиться в школе Каламая было почти в два раза больше, чем свободных мест.

Что нового в новом учебном году?

МИНИСТР ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ МАЙЛИС РЕПС:

— В этом учебном году масштабных революций не предвидится.

Начинающийся учебный год, возможно, делает особенным то, что мы постарались подтянуть зарплаты учителей, и в этом году, в отличие от нескольких предыдущих, с 1 сентября зарплаты немного вырастут. Это означает, что минимальные ставки увеличатся на 50 евро.

Надеюсь, многих порадует и то, что мы вернулись к теме увеличения зарплат учителей детских садов, поддержав рост на государственном уровне.

Одна большая тема, которую мы рады обсуждать дальше, — дети с особыми образовательными потребностями, которых в школах и детсадах становится все больше. Проблема заключается в том, что учителя во многих аспектах остаются одни. Поэтому поддержим местные самоуправления более чем 20 миллионами евро, предназначенными для работы с детьми с особыми образовательными потребностями. Надеемся быстро выработать правила.

Известно, что каждый пятый ребенок в какой-то момент своего образовательного пути нуждается в поддержке — помощи логопеда, спецпедагога, социального педагога или школьного психолога. Выделение самоуправлениям дополнительных денег придаст смелости для приема на работу новых специалистов или повышения зарплат имеющихся.

Мы предлагаем модель финансирования на новых основаниях. До сих пор мы поддерживали детей с особыми образовательными потребностями в том случае, если они образовывали спецкласс. Теперь мы будем поддерживать по системе подушного финансирования: с 1 января за каждого ученика с особыми потребностями будут выплачивать подушные деньги в зависимости от того, насколько большая поддержка ему нужна.

С нового года самоуправления и школы получат миллион евро на обучение плаванию. Если говорить о метрах, то мы ставим новую цель: к концу третьего класса дети должны суметь проплыть в сумме 200 метров вместо 25. Для директоров школ это означает изменение в организации работы школы, поскольку куда-то эти дополнительные уроки плавания придется втиснуть, но мы ведь все руководствуемся одной целью — чтобы дети научились плавать и случаев утопления стало меньше.

Что касается проекта о правах учителей, поводом для составления которого послужила трагичная стрельба в школе, то мы о нем не забыли. Причина, почему мы не продвинулись дальше проекта, — тот факт, что Министерству образования еще нужно обсудить с Министерством внутренних дел, Министерством юстиции и канцлером права три темы.

Первая тема: имеют ли работники школы право досматривать личные вещи ребенка? Вторая тема: можно ли изолировать ребенка, если он представляет опасность для себя или других? И третья тема, которая вызвала больше всего эмоций, это обыск: можно ли не только досматривать личные вещи, но и обыскивать самого ребенка? Если не урегулировать эти три аспекта, то проект будет беспомощным.

Осенью я хочу начать дебаты c целью выяснить отношение общества к проходному баллу. Я поддерживаю его по той причине, что мне никогда не нравилось то, что госэкзамены — это словно препятствие для окончания школы. Для меня выпускной экзамен — путь на следующую ступеньку.

Идея в том, чтобы основную школу могли окончить все, кто отучился в ней девять лет. Желающие пойти в гимназию должны будут сдать госэкзамены на определенное количество баллов. Например, договоримся в обществе, что средний балл выпускника основной школы для поступления в гимназию должен составлять 3,75

Veeb: MKoort